Надо их потихоньку уничтожать!” И разработал
способ: поймав украдкой малолетку, валить его на землю и давить ему коленями
грудь, пока услышится треск ребер — но не до конца, на этом отпустить.
Такой малолетка, говорил Ц. уже не жилец, но ни один врач не поймЈт в чЈм
дело. И Ц. отправил так несколько малолеток на тот свет, пока самого его
смертно не избили.
Ненависть порождает ненависть! ЧЈрная вода ненависти с легкостью
разливается по горизонтали. Это легче, чем извернуться по жерлу вверх — к
тем, кто и старого и малого обрек на рабью участь.
Так готовились маленькие упрямые фашисты совместным действием
сталинского законодательства, гулаговского воспитания и воровской закваски.
Нельзя было изобрести лучшего способа оскотинения ребЈнка! Нельзя было
плотней и быстрей вогнать все лагерные пороки в неокрепшую узкую грудь!
Даже когда ничего не стоило смягчить душу ребЈнка, лагерные хозяева
этого не допускали: ведь это не было задачей их воспитания. С
Кривощекинского первого лагпункта на второй мальчик просился к своему отцу,
сидевшему там. Не разрешили (ведь инструкция требует разъединять)! Пришлось
мальчишке спрятаться в бочке, так переехать на второй лагпункт и тайно
пожить при отце. А его с суматохой считали в побеге и палкой с гвоздевыми
поперечинами пробалтывали ямы уборных — не потоплен ли там.
И лихо только начать. Это в 15 лет Володе Снегиреву было садиться
как-то непривычно. А потом за шесть сроков он перебрал почти столетие (было
дважды по 25), сотни дней провЈл в БУРах и карцерах (усвоил молодыми лЈгкими
туберкулЈз), 7 лет — под всесоюзным розыском. Потом-то он был уже на верной
воровской дорожке. (Сейчас — без лЈгкого и пяти рЈбер, инвалид второй
группы.) — Витя Коптяев с 12-летнего возраста сидит непрерывно. Осужден
четырнадцать раз, из них 9 раз — за побеги. “На свободе в законном порядке
я еще не был.” — Юра Еромолов после освобождения устроился работать, но его
уволили — важнее было принять демобилизованного солдата. Пришлось “идти на
гастроли”. И на новый срок.
Сталинские бессмертные законы о малолетках просуществовали 20 лет (до
Указа от 24.4.54., чуть послабившего: освободившего тех малолеток, кто отбыл
больше одной трети — да ведь это из первого срока! а если их четырнадцать?)
Двадцать жатв они собрали. Двадцать возрастов они свихнули в преступление и
разврат.
Кто смеет наводить тень на память нашего Великого Корифея?

___

Есть такие проворные дети, которые успевают схватить 58-ю очень рано.
Например, Гелий Павлов получил еЈ в 12 лет (с 1943 по 1949 сидел в колонии в
Заковске). По 58-й вообще никакого возрастного минимума не существовало!
Даже в популярных юридических лекциях — Таллин, 1945 год, — говорили так.